Ледяная вежа


Куроптева Варвара Ивановна, 1927 г. 

Жили старик со старухой. Старик был ленивый, любил покричать, а старушка была чистюлька, чистоту в доме любила. 
И все-то старик полеживал да похрапывал, а дров нарубить: «спина болит», на охоту сходить: «погожу». Надо какое-нибудь дело справить – он не торопится: «поспеет», «не уйдет». Бабка что надумает, тотчас делает. 
Ну, вот так они и жили: бабка работает, старик полеживает. Жили, жили, да и поссорились. 
А с чего началось? С мышей. 


Бабка любила мышат подкармливать, а старик мышей боялся. 
- От мышей,- кричит,- вред, а ты их кормишь, они мне по плеши скачут, спать не дают, один мусор от них. Собак накорми, от собаки прок. 
Старуха спорит: 
- Мыши хороши, они крошки подбирают, они чистенькие, а собак сам корми. Убирайся со своими собаками! (Видно, вежа-то была бабкина.) 
Тут старик раскричался: 
- Это как это «убирайся»? Да как это так «сам корми»! 
Старуха взяла да и выгнала его из вежи вон: пусть кричит на улице! 
А дело-то было зимой! 
Старик из дома выкатился, отудобел и закричал: 
- Я и сам буду жить, я сам себе вежу построю. 
Однако в лес сходить, бревна для вежи принести поленился. 
Он построил себе вежу изо льда. Забрался в нее и сидит. Варить нечего, есть нечего. Холодно. 
Он развел огонь и лег спать, тут же на голой земле. Огонь пылает, старик греется, а вежа понемногу тает и тает. Наконец вежа совсем растаяла и протекла под старика. Стало ему мокро и холодно. И вот остался он один под звездами, на морозе. Стал уже к земле примерзать. 
Крепился, крепился, потом встал и пошел. Ну куда ему идти? 
К своей бабке пошел. 
Стучится в дверь. 
- Пусти… пусти меня, серая мышка, это я, дай обогреться. Моя вежа совсем растопилась и водой утекла. 
Старушка молчит. Он опять стук, стук, стук, просит: 
- Дозволь, серая мышенька, мне только мизинчик отогреть: вовсе уж замерз мой мизинчик. 
А старуха ему из вежи: 
- Иди, иди, пенай, пес с тобой… просунь мизинчик в щелку двери, грей. 
Старик просунул в дверь не мизинчик, а всю руку. Греет. Стало ему тепло. Он и расхрабрился. 
- Мизинчику тепло, руке тепло, животу тепло, а ноги холодные. Позволь мне спину обогреть. 
- Войди немножко, пенай, пес с тобой, обогрей свою спину. 
Старик в дверь втиснулся, у очага спину, руки греет, а ноги на морозе. 
Сидит он, греется, а носом чует: уху варит старая! «Ах,- думает,- надо поспеть к ухе». 
- Ох, моя мышенька, не дай замерзнуть ногам… Можно ли погреться у огня и с ногами и с руками? 
- Иди, иди, пенай, пес с тобою, грей свои ноги и руки, грей свою спину, не докучай. Мне, вишь, некогда: обедать надо. 
А сама уже готовится к обеду. У ног своих низенький столик поставила, складной скатертью из бересты его покрыла. Деревянный поднос для вареной рыбы на стол поставила, тут же миску для ухи, риске, круглый хлебец пресного теста, порушила и вокруг миски разложила, а маленькую чашечку с салом и блюдце с красной икрой отодвинула на край стола. 
На колени себе она положила чистое полотенце, на стол свою ложку, а ему-то ложки нет! 
- Ох…- У старика дух захватило и язык припух. 
«Что же дальше-то будет?»- думает про себя. 
Старуха сидит, уху доваривает, старика не замечает. 
Вот и уха поспела. 
Старушка руки вымыла, передник грязный сняла – чистый надела. Куски рыбы на подносе разложила, уху в миску вылила. 
Ложку в руки взяла. Хлебает уху и причмокивает, дует на горячую юшку. 
Вареной рыбой по всей веже плывет, у старика дух занимает: ухи, ухи до смерти хочется хлебнуть. 
А как начала она щучью голову высмактывать, не утерпел старик: 
- Ах, головка хороша! 
Бабка молчит. 
Старик терпел, терпел: 
- Дай мизинчик в уху помакнуть. 
- Макай, макай, пенай, пес с тобою. 
Тут старик осмелел. Ухватил он кусок сига с хвостом и отправил себе в рот без оглядки. Там еще кусок щуки без хвоста подвернулся – и щука туда же. 
Старушка откушала, что осталось подвинула своему старику, а сама сидит улыбается. Тот наелся и тоже сидит улыбается. Он поближе к бабушке подсел. Бабушка не отодвинулась, улыбается. Полотенце ему подала. 
- утрись. 
Ну, вот и насытились они, и полотенца сложили, и посуду прибрали. 
Сидят. Улыбаются. 
Старуха не гонит. Старик не уходит. 
Стал старик разговаривать. Старушка улыбнулась. Старик засмеялся… 
…И повалились спать.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро