Приключения мышонка Удлэсь Кебпьля


1
Вместо шести-семи детёнышей, как положено полёвкам, Мышь родила всего одного, чем вызвала неодобрение всей своей мышиной родни. Детёныш рос любопытным и шустрым, и Мышь назвала его Сахплиннк Удлэсь Кебпьля, что означало Мышонок Быстрые Лапки. Как-то раз убежала мать на поиски пищи, а Удлэсь Кебпьля выпрыгнул из норы, чтоб посмотреть, что же там, наверху, делается. Сразу же ему в глаза брызнул ослепительный солнечный свет. Малыш, зажмурив глазёнки, зашевелил носиком и длинными усами. Немного привыкнув к новым ощущениям, Удлэсь Кебпьля сделал несколько движений в сторону от норки. Его любопытство привлёк Чутттк- Комар, который крутился вокруг его мордочки и один раз больно укусил в самый кончик носа.

  • Кто ты такой, что сделал мне больно? — возмущённо спросил он комара.
  • З-з-з... Я комариха Чушк-Пискун, и я ничего сегодня не пила, з-з-з. Я хочу крови, з-з-з. Я умру без крови! Если, з-з-з, ты разрешишь мне, з-з-з, сделать хоть один глоток, я буду тебе очень признательна и постараюсь сделать это не слишком больно, з-з-з.
  • Хорошо, если только один глоток, — снисходительно разрешил Быстрые Лапки и зажмурился.
Чушк-Пискун впилась мышонку прямо в нос, но оказалась настоящей жадиной, и это разозлило Быстрые Лапки. Он своим хвостиком ударил комариху и ушиб её.
  • Что ты, з-з-з, сделал, гадкий мышонок?!пропищала Чушк. — Ты, з-з-з, убил меня...
  • Но ведь мы договаривались на один глоток, а ты впилась мне в нос и выпила из него всю кровь. Это нечестно.
  • Я умираю! З-з-з, умираю, з-з-з!кричала Чушк-Пискун, но Сахплиннку надоело на неё смотреть, и он помчался дальше. Под ногами приятно пружинил ягель.
Вскоре мышонок резко почувствовал, что проголодался, и стал искать, чем бы подкрепиться. Чаар-тундра хранила в себе большой запас разных вкусненьких травинок, семян. Можно было погрызть кору молоденьких деревьев. Быстрые Лапки неплохо позавтракал. Тут он заметил невдалеке от себя огромное серое существо, которое, услышав его шорох, насторожилось и зашевелило длинными ушами, готовое в случае опасности сразу отскочить в сторону.
И вновь в мышонке возникло нестерпимое любопытство. Он решил непременно с этой горой познакомиться.
  • Ты кто? — спросил Быстрые Лапки.
  • Я Нюэммель-Заяц. Ну, Сахплиннк, ты и напугал меня своим топотом!
  • Разве мы с тобой знакомы? И разве можно испугать тебя? — удивился Быстрые Лапки.
  • Ещё как можно. Вот Неалл-Песец выскочит из-за кустов, и я буду у него в зубах. Перед ним я столь же мал, как и ты передо мной, только с одной разницей: я мышей не ем, а Неалл зайцев — обожает.
—  Разве здесь есть такие здоровенные великаны? — поразился мышонок.
  • Конечно, есть. Но самый большой великан в тундре — Талл-Медведь, — рад был поделиться своими знаниями Нюэммель.
Но тут заяц вновь насторожился и, крикнув Удлэсь Кебпьлю: «Неалл мышами тоже не брезгует! Беги!» — тут же исчез из виду.
«Надо же, — подумал мышонок, — как он быстро скрылся. И что это он насчёт Неалла кричал?»
Не успел он это подумать, как его, словно туча солнце, закрыла чья-то тень. Неалл, который появился перед ним, загородил собой весь свет. Только теперь до Сахплиннка дошёл смысл последней фразы, брошенной зайцем. Понял Быстрые Лапки, чем грозит ему приближение этой «тучи». Он резко развернулся и бросился наутёк. «Туча» какое-то время преследовала его, но вскоре, потеряв из виду, отстала.
Быстрые Лапки высунул мордочку из укрытия, в котором спрятался, и огляделся. Он не узнавал место, куда попал. Это были заросли каких-то растений-гигантов, усыпанных чашечками соцветий. Немного отдышавшись, мышонок понял, что в этих зарослях будет куда безопаснее, чем на открытом месте. И тут он увидел ползущее существо, которое ему, к его ужасу, захотелось съесть.
В горле у мышонка защекотало, и он, не успев подумать, хорошо поступает или плохо, набросился на червя и съел его. Затем нашёл немного воды в ямке. Влага не успела испариться после вчерашнего дождя, и мышонок с удовольствием напился. После сытного обеда и пережитого испуга его разморило, и он решил укрыться где-нибудь, чтобы передохнуть.
Сахплиннка разбудило странное жужжание, оно то удалялось, то приближалось.
«Что бы это значило?» — подумал Быстрые Лапки и вылез из своего укрытия. Над ним кружила пчела.
Мышонка заинтересовало, что она делает, заползая прямо в цветочную головку. Понаблюдав за ней, он решился спросить:
  • Чудесная незнакомка, что это вы делаете в цветах? Пьете кровь бедных растений?
  • Ж-ж-ж, какой глупый Сахплиннк! Разве у растений есть кровь? Разве я презренный комар или слепень? Запомни, мышонок, я — Пчела-Цветочница, ж-ж-ж. Я занимаюсь благородным делом, ж-ж-ж, — опыляю соцветия и собираю нектар, — с гордостью отвечала мышонку Пчела.
  • Простите меня, уважаемая Пчела, но я не хотел вас обидеть, я думал: кровь есть у всего живого.
  • По этому поводу, ж-ж-ж, можно много философствовать, Мунн Нурр Канньц-Молодой Друг, но за меня никто не выполнит мою работу. Прощай, ж-ж-ж...
  • Прощай, Пчела-Цветочница, я рад знакомству с тобой.
Немного пожевав зелени, Быстрые Лапки решил всё же отыскать свою норку и успокоить Мышь-Мать.
Он бежал так быстро, что не заметил, как врезался в муравейник. Что тут началось! Муравьи заползали, заметались, стали упрекать его, что он такой большой, а разоряет их дом. Мышонку стало стыдно, и он смущенно попросил у Муравьёв прощенья.
  • Может, вам чем-то помочь? — спросил он.
—  Да, пожалуйста, так мы быстрее восстановим разрушенное. Принеси несколько хвойных иголочек, — попросил рыжий муравей.
  • Я обязательно вам помогу, но скажите, кто вы есть, ведь я с вами ещё не познакомился.
—  Мы — Коттк-Муравьи. Мы строим наши муравейники и уничтожаем заразных насекомых. За это нас в тундре все уважают и ценят. Теперь понял, как неосмотрительны были твои действия? — спросил муравей.
  • Да-да, извините. Но я вам помогу. Мне это совсем нетрудно.
И Удлэсь Кебпьля принялся вместе с муравьями за работу.
«Надо спешить, надо спешить, — думал он. — Мышь-Мать не найдёт себе покоя, пока я не буду в норе».
Когда последние травинки и иголочки были принесены им к муравейнику, Быстрые Лапки понёсся домой. Но его опять ждали неожиданная встреча и серьёзное препятствие.
Быстрые Лапки с разбега попал в болото. Он прыгал с кочки на кочку, стремясь быстрее преодолеть топь, но лапки соскользнули, и он чуть было не ушёл под воду. Тут-то возле него раздались квакающие звуки. Мышонок поднял голову и увидел над собой нечто совсем необыкновенное.
Это существо сидело, выпучив огромные глаза, и издавало сильные гортанные звуки.
— Ты кто?удивился Сахплиннк, забыв даже о болоте и опасности, которой ему чудом удалось избежать.
Ква-а, ква-а, Цуэмп-Лягушка я, ква-ква. Сижу, на тебя гляжу, как ты тут выкрутасы разные делаешь, ква-а…
  • А что я делаю? Я домой, к маме спешил, а тут эта топь. Ты бы лучше не смеялась над чужой бедой, а помогла мне отсюда выбраться, — обиделся мышонок.
  • Пожалуйста, ква-а, я готова тебе помочь. Не отставай смотри, договорились? Прыгай только туда, куда я, ква-а, прыгну, — сказала лягушка и замелькала перед ним.
Быстрые Лапки не отставал — не зря же он носил такое имя. С помощью Цуэмп мышонок преодолел топь и, поблагодарив её, побежал дальше разыскивать свою нору.
Мышь-Мать уже носилась по всей тундре в поисках его. Он услышал её голос и откликнулся:
  • Сахплиннк-Янна, Сахплиннк-Янна — вот он я.
Мышь-Мать подбежала к сыну, обнюхала его инемного пожурила за долгое отсутствие:
Янн-Ням, моя дорогая мамочка, не ругай меня. Я с тундрой сегодня знакомился. Знаешь, какая она интересная!и Удлэсь Кебпьля, быстренько съев всё, что приготовила ему матушка, стал рассказывать ей о своих приключениях.
2
Снится маленькому мышонку нагерь-сон, как будто он, Быстрые Лапки, попал на гору, где много-много цветов, кустарников, травы. И вот он носится по этой горе, ищет и не может найти что-то очень для него важное. Откуда ни возьмись, налетела на него огромная птица с кругами вокруг глаз, машет крыльями и хочет ухватить мышонка.
Быстрые Лапки мечется, старается вырваться от этой птицы и не может. Красивая долина с цветами и травами становится ему враждебной. Как побороть страх? Ведь мама ему всегда говорила, что, если саамский мышонок будет бояться, он никогда не выживет в тундре. Но как такому маленькому побороть чувство страха, если тень висит над ним?
Удлэсь Кебпьля зовёт на помощь маму и просыпается.
  • Янн-Ням, Янн-Ням, мне страшно! Она хотела меня съесть, эта ужасная большая птица с кругами вокруг глаз. Кто это, Янн-Ням? — взволнованно бормотал Быстрые Лапки.
  • Альк-Ням-сыночек, это наш заклятый враг — Бородатая Неясыть. Ты должен быть осторожен и не попадаться ей в лапы, но при этом оставаться смелым, — наставляла сына мать.
  • А много у нас врагов, Янн-Ням? — спросил Сахплиннк.
  • Как у каждого живущего в тундре. Но ты обязан избегать опасности и быть хитрым, иначе не сможешь себя прокормить.
  • Ах, мамочка, я так хочу кушать, ты вовремя мне об этом напомнила, — сказал Быстрые Лапки, ощущая пустоту в желудке и совсем забывая ночные страхи.
  • Пора на охоту, мой мальчик, — сказала Мышь.
Они выскочили из норки и побежали по тундре.Утро стояло влажное и тёплое, поэтому пищи было хоть отбавляй. Толстые черви вылезали погреться на солнышке, и Удлэсь Кебпьля и его мать только и успевали их проглатывать.
Вдруг Быстрые Лапки увидел что-то яркое и красивое, перелетающее с цветка на цветок. Он очень заинтересовался новым незнакомым существом и побежал за ним. Мать-Мышь видела, как сын увлекся бабочкой, и решила не окликать его, подумав: «Пускай самостоятельно познает мир тундры. Он должен вырасти и окрепнуть. Ни одна саамочка-мышь не обратит внимания на хлюпика и не принесет ему потомства».
Удлэсь Кебпьля бежал, пока не устал. Он присел на задние лапки отдохнуть и пожевать зелени. Тут-то это самое существо вдруг уселось ему прямо на нос. Изумлению Кебпьля не было предела и, смотря на это чудо во все глаза, он, заикаясь, спросил:
  • Ты...ы к...то?
  • Я — Альп-Бабочка. Мне очень понравилось с тобой играть. Ты такой смешной! — кокетничала красивая Альп.
  • Это почему же я смешной? — обиделся мышонок.
  • У тебя смешно дёргался кончик носа при беге и шевелились усы.
  • Подумаешь, усы! Ими я осязаю всё, что попадается на пути. У самой-то у тебя, Альп, ведь тоже усы, — решил уколоть бабочку Сахплиннк.
  • Конечно, но у меня их два, а у тебя много, и это смешно, — засмеялась бабочка.
Она защекотала своими усами нос мышонка, тот громко чихнул. Альп не удержалась и вспорхнула.
Какой невежа! Как нехорошо ты обращаешься с барышнями! — замахала она крыльями и полетела прочь.
  • Подумаешь, фифа выискалась!надулся мышонок. И тут услышал хриплый, дребезжащий голос существа с уймой ножек.
  • Эти Альп — легкомысленные особы, не обращай на них внимания.
  • А кто Вы, уважаемый? — спросил Быстрые Лапки.
  • Я — Оадзэ-Паук-Бастенетник, самый мудрый в этой вечной тундре. Что хочешь знать — я всё расскажу. Я исползал все дороги и тропы чаар-тундры, и нет ничего, что было бы мне неизвестно. Говори, что тебя мучает и что бы ты хотел узнать.
  • Да, да, я вспомнил: мне хочется узнать, что я искал во сне. Это было что-то очень важное, — сказал взволнованно Быстрые Лапки.
  • Расскажи этот сон, — потребовал Оадзэ.
Удлэсь Кебпьля рассказал сон, и паук надолгозадумался. Прошло немало времени, пока он дал о себе знать.
  • Я понял, что ты искал, — стал говорить мудрый паук, — ты искал Канньц.
  • Что такое Канньц? — спросил удивленный мышонок.
  • Канньц — это друг, — пояснил непонятливому мышонку мудрый паук.
  • А где мне его найти, он кто — Нюэммель? Цуэмп? Коттк? Альп? Кто он, этот Канньц? — хотел разобраться Сахплиннк Удлэсь Кебпьля.
Канньц может быть кто угодно — это тот, кто выручит из беды, кто принесет тебе радость от общения с ним. Он может быть и Нюэммель, и Цуэмп, и Сахплиннк. Ты должен отыскать себе Канньц — тогда тебе легче будет жить. Надеюсь, ты понял меня, мышонок? А теперь беги, я хочу отдохнуть, — и мудрый Паук закрыл глаза и впал в дремоту.
Мышонок бежал, а в голове его билось одно-единственное слово –  «Канньц».
Вдруг на пути ему встретилась небольшая речушка, но она была быстрой и порожистой. Мышонку очень захотелось попасть на другой берег, и он решил перебежать её по камням. Всё шло хорошо, но последний камешек оказался скользким, и Быстрые Лапки стал падать с него в воду. Он не умел плавать. Изо всех сил Удлэсь Кебпьля цеплялся лапками за водоросли, облепившие камень, чтоб только выбраться и не утонуть.
Тут к нему на помощь, откуда ни возьмись, прилетела птичка, небольшая, но очень шустрая. Она нырнула, ухватила Быстрые Лапки за его шёрстку и стала вытягивать на берег. Вдвоем они справились, и мышонок, откашлявшись, пришел в себя.
  • Огромное спасибо, что ты помогла мне! Скажи, кто ты есть?
  • Меня зовут Цыза Олепь-Оляпка. Я рада, что сумела помочь тебе, Уць Сахплиннк-Маленький Мышонок, — сказала птичка и нырнула на несколько секунд в воду.
  • Ты такая смелая! Ты не боишься воды, и я так тебе завидую, — восхищался Оляпкой мышонок.
  • Это совсем не смелость, Кебпьля, я просто живу на этой речке, и мой корм находится на её дне. Там же я вывожу птенцов, — объяснила мышонку Оляпка.
Разве так бывает, чтобы птичка жила под водой? Я видел птиц, которые летали высоко в небе. Про них мне и мама рассказывала, но она ничего не говорила мне про птиц, живущих под водой, — восхищался Быстрые Лапки.
  • Сахплиннк, ты еще многое узнаешь в своей жизни, это так замечательно — узнавать новое. Вот ты и просох, уже можешь бежать по своим делам, а мне особо разговаривать некогда. Беги, малыш, тундра ждёт тебя! — сказала Оляпка и нырнула в речку.
Всё было удивительно в тундре: цветы, птицы, насекомые, звери. Мышонок с каждым днем всё больше получал знаний и приобретал новых знакомых.
Быстрые Лапки любил слушать Кигк-Кукушку, которая куковала на всю округу, наблюдал, как Чадзь Ланьт-утки откладывали яйца и высиживали птенцов, как потом те ковыляли, переваливаясь, чтобы поспеть за своей мамой-уткой к озеру, и смело плюхались в воду.
А однажды Удлэсь Кебпьля, бегая в поисках червей, очутился на красивой горе. Гора цвела и издавала изумительный запах. Там было полно различных букашек, и он даже встретил жужжащую большую черную Чуэраш-Муху. Они немного поболтали, и Чуэраш полетела в свою сторону, а внимание Быстрых Лапок привлекла Вуэррев-Белка, прыгающая с дерева на дерево. Он подбежал к ней и спросил, что это она носится туда-сюда.
  • Как это я ношусь?!— возмутилась Вуэррев.— Я собираю шишки, грибы и ягоды — готовлюсь к зиме, а вот ты точно носишься без дела и заботы! — белка вскочила на дерево и укрылась в дупле.
А мышонок, расстроенный тем, что его отчитали, побежал дальше. Вот тут, откуда ни возьмись, наползла на него тень. Удлэсь Кебпьля весь сжался. Он почувствовал в себе холодок страха и заметался. Ему нужно было убежать от этой тени. Он вспомнил, как метался от страха во сне, и вот сон пришёл к нему наяву. Быстрые Лапки чувствовал, что силы скоро оставят его, а Бородатая Неясыть вцепится прямо в его шею. И тут Удлэсь Кебпьля услышал писк, исходивший из небольшой расщелины в земле.
  • Скорей сюда, сюда, прячься быстрей, Сахплиннк Кебпьля!
И мышонок нырнул в раййк — отверстие в земле, оставив Неясыть без добычи. Его сердечко колотилось, и он не мог выговорить ни слова своему новому знакомому. Наконец страх отпустил его маленькое сердце.
Моджесь Конд-Сахплиннк — красивая лесная мышь — понимающе произнесла:
  • Очень страшно было?
  • Очень, — все еще дёргая носиком, сказал Удлэсь Кебпьля.
  • Знаешь что, Кебпьля, давай дружить! — предложила Конд-Сахплиннк.
  • Дружить?! Значит, ты будешь моим Канньц, да? — ликовал Быстрые Лапки.
  • Ну да, Канньц, — подтвердила Конд-Сахплиннк.
  • Это здорово, это так здорово!— кричал Удлэсь Кебпьля. — Я нашел себе друга! Я так долго тебя искал!
Он был рад. Паук-Оадзэ не обманул его, сказав, что друг помогает в беде, и он нашёл такого друга, вернее подругу, которая спасла его от Бородатой Неясыти.
3
Подружку Удлэсь Кебпьли звали Оаньхэсь  Кебпьля-Короткие Лапки. В эту красивую мышь,  шёрстка которой с небольшими разводами была темнее, чему полевых мышей, Удлэсь Кебпьля сразу же влюбился  и старался повсюду следовать за ней. Вместе они промышляли, добывая еду, вместе резвились в тундре. Однажды Оаньхэсь Кебпьля предложила совершить путешествие на гору, поросшую цветами. Она восхищалась ими, так что Удлэсь Кебпьлю ничего не оставалось, как согласиться.
  • Как скажешь, Оаньхэсь Кебпьля. Мне нравится бегать по тундре, но если ты хочешь на гору, я не против, — согласился Быстрые Лапки, лишь бы быть рядом с подружкой.
Они проделали немалый путь, пока достигли горы, и там Оаньхэсь Кебпьля показала ему удивительной красоты кустарник. Словно маленькие розовые колокольчики, его цветы смотрели вверх, дразня солнышко своими беленькими язычками.
Быстрые Лапки восторгался запахом колокольчиков, был счастлив от того, что рядом с ним находилась Моджесь Конд-Сахплиннк.
  • Я не могу найти слов, дорогая Оаньхэсь Кебпьля, чтобы выразить тебе свои чувства. Я счастлив с тобой и хочу, чтобы у нас была семья и много красивых Уць Сахплиннк.
  • Я согласна, любимый мой Кебпьля! Ты такой сильный и ловкий, и только такой муж нужен мне, такой отец — моим детям.
Быстрые Лапки стал искать раййк. Это было так чудесно — чувствовать себя уже не мышонком, а взрослой и крепкой мышью.
В благодарность за её нежность, Удлэсь Кебпьля принёс подруге большого жирного червя.
Они носились по горе, догоняя друг друга.
  • Удлэсь Кебпьля, Удлэсь Кебпьля, смотри! — крикнула Короткие Лапки. — Кийе — след ласки. Свежий! Рекь, наш враг, где-то близко. Ищи убежище!
Удлэсь Кебпьля понял опасность и заметался в поисках глубокого лаза или норки в земле. Оаньхэсь Кебпьля следила, чтобы внезапно не появилась Рекь. И только отыскал Удлэсь Кебпьля раййк, как его подруга закричала:
  • Берегись, Кебпьля, она сзади!
Сама Оаньхэсь Кебпьля нырнула под трухлявый пень.
Быстрые Лапки краем глаза увидел, где спряталась его подруга, и поспешил тоже укрыться под землей. Но все же не успел. Узкая мордочка ласки настигала его. Быстрые Лапки стремился уйти глубже под землю, но и ласка была проворна. Она так старалась настичь свою добычу, что пустила в ход и лапы, и нос. В какое-то мгновение Удлэсь Кебпьля подумал, что пришел его конец, но в норе, в сторону от главного лаза, уходила лазейка, до которой ласка уже не могла дотянуться.
Удлэсь Кебпьля прошмыгнул туда. Он был спасен! Но что стало с его любимой? Быстрые Лапки помнил, в каком направлении стоял пень, и принялся яростно прокапывать себе путь, чтобы помочь Оаньхэсь Кебпьля.
Ласка поняла, что упустила Сахплиннка, и разъярилась. Но тут она вспомнила, что видела ещё одну мышь, которая шмыгнула под пень, и, выскользнув из углубления в земле, ласка кинулась на поиски. Обнюхав пень, она учуяла запах Конд-Сахплиннк и стала подкапываться, чтобы схватить хоть эту мышь.
Оаньхэсь Кебпьля забралась в древесную труху и сидела не дыша. Она каждым волоском чувствовала приближение врага. Только одно радовало Оаньхэсь Кебпьлю: её возлюбленный был жив, иначе бы ласка так быстро не кинулась искать её. Ласка когтями рвала трухлявый пень,  ещё несколько усилий — и Оаньхэсь Кебпьлю уже некуда будет отползать.
Но тут случилось неожиданное. Земля под пнём начала осыпаться — и Оаньхэсь Кебпьля увидела своего любимого.
Кебпьля ухватил Короткие Лапки и втянул в раййк, не дав ей даже раскрыть рта. Углубившись в тайные ходы земли, беглецы издали слышали визжание ласки, которая поняла, что упустила и вторую добычу. Они затаились, пережидая.
Под корнями дерева оказалась уютная и просторная нора, влюблённые решили сделать её своим временным жилищем. В земле хоть и небогатый выбор еды был, всё же можно было спокойно провести несколько дней.
  • Удлэсь Кебпьля, — сказала однажды Оаньхэсь Кебпьля, — пора пробираться ближе к дому.
  • Конечно, дорогая, я всё разведаю, и поспешим.
Быстрые Лапки обследовал все выходы и входы —было спокойно. Им предстоял неблизкий путь с горы.
Но наконец молодая чета благополучно добралась до своего домика на равнине Чаар.
Когда Оаньхэсь Кебпьля уже вот-вот должна была родить, заботу о её пропитании Быстрые Лапки взял на себя. Он приносил ей то ягоды чумныш-вороники, то разных жучков и червей, а то и просто пучок зелени.
И однажды, когда он вернулся с очередного похода за пропитанием, Удлэсь Кебпьля обнаружил в домике шестерых детёнышей. Они сосали мать, прилепившись к ней своими голенькими и смешными тельцами.
  • Поздравляю тебя, отец, — сказала Оаньхэсь Кебпьля,— у тебя замечательные дети!
Осторожно обнюхав малышей, Быстрые Лапки устроился рядом с их матерью, переполненный счастьем. Теперь он — настоящий отец семейства.
Жизнь продолжалась. И теперь уже детям Удлэсь Кебпьля и Оаньхэсь Кебпьля предстояли новые знакомства, познание тундры. И так будет всегда.

Надежда Большакова

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро