Собачий сын

Жила когда-то в Пазрецком погосте бедная вдова. Детей у нее не было. Все она о старости думала: как же ей без кормильца прожить? 
Летом саамы перекочевывают из погоста на лесные озера, где рыбы побольше, корм оленям получше. Было такое угодье и у вдовы. Амбары там старые стояли. Хорошую вежу одной не поставить, раскинула она куваксу - шалашик переносной. Когда в ней, а когда и в амбаре переночует. Рыбу впрок солила, сушила, ягоды собирала. Так и лето прошло. В погосте среди людей живешь, а сюда за лето другой ни единая душа не заглянет. Плохо одинокому человеку в лесу. Совсем вдова загрустила. 
Недалеко за амбарами был в угодьях вдовы сейд - Большой Камень, добрый дух. Бывало, когда муж ее на охоту собирался, всегда сюда рога оленя приносил, и сейд удачу посылал. Но женщинам к сейду не то что ходить - смотреть не полагалось. 



"Нет у меня никого, пойду сама, попрошу, чтобы ребеночка мне послал. Может, не рассердится на меня и поможет", - надумала вдова. 
Поймала большую рыбу и понесла сейду. 
- Прости меня, сейдушко, что закон нарушила. Рога у тебя все истлели, никто тебе давно подарков не делал. Пошли мне ребеночка любого, хоть в звериной шкуре, - попросила женщина. 
Прошло время, родился у нее сын. Лицо человечье, а шкура на нем собаки. Быстро вырос сын-зверь. На охоту ходить стал. Оленя-дикаря лучше всех в погосте промышлял. 
Настало время, просит сын невесту ему высватать. Пошла женщина через озера и вараки в дальний погост, куда молва о ее сыне-звере не долетела. Приходит к старику со старухой, у которых три дочери было, просит старшую дочь в жены сыну. 
Отдали старики старшую дочь. 
Привела вдова ее в свою вежу, а сын ее - лесная собака - на охоте был. 
Говорит вдова невестке: 
- Ложись спать и за мной не подсматривай, я бурдух варить буду. 
(Бурдух - это суп с мясом оленя да ягодами морошкой и вороникой.) 
Легла невестка, а самой любопытно, что свекровь делать будет. А та налила в кожаный мешок воды, мяса в него покрошила и повесила над огнем. Смешно девушке стало. 
- Кто же это, - говорит она, - в кожаном мешке еду готовит? 
Только это сказала - мешок и потек. 
- Нет, - говорит старуха, - моему сыну послушная жена нужна. 
Выгнала она девушку на улицу и превратила ее в камень. 
Пришел сын с охоты. 
- Привела, - спрашивает у матери, - мне жену? 
- Приводила одну, да в камень обратить пришлось, непослушная невестка попалась, - отвечает мать. 
Пошла она на следующий день опять в дальний погост, среднюю дочь за сына сосватала. Привела домой, но и среднюю пришлось в камень обратить: и эта невестка старухиной просьбы не выполнила. 
Отправилась за младшей дочерью. Удивились старик со старухой: 
- Что это ты каждый день другую дочь сватаешь. Сколько же у тебя сыновей? 
Но отдали вдове и младшую дочь. Больно богатые подарки вдова старикам приносила. Да и дочерей не очень жалко, их все равно для чужих домов растить приходится. 
Привела вдова девушку к своей веже. Увидела та два камня, догадалась, что это ее сестры. Свекровь девушку в вежу провела, спать укладывает и подглядывать не велит. А сама в кожаный мешок воду наливает, мясо крошит, ягоды сыплет. Отвернулась девушка к стенке. Лежит ни жива ни мертва, думает: "Уснуть бы да не проснуться". страшно ей. 
А свекровь сварила свадебное угощенье, разбудила девушку: 
- Такая, - говорит, - жена моему сыну подойдет. Послушная. 
А тут и сын-зверь с охоты пришел. Посмотрела на жениха девушка, жалко ей его стало. Погладила она его пошерсти. Попировали они, старуха молодых в амбар спать отправила. Утром зверь на охоту убежал, а невестка веселенькая ходит, вдове помогает, просит сестер освободить. Свекровь не соглашается. 
Так и живут они вместе. Любопытно свекрови, чем это ее уродливый сын так невестке люб. И так спросит, и эдак - молчит девушка. Совсем старуха раззадорилась. 
- Ладно, - говорит, - освобожу твоих сестер, только скажи, почему мой сын тебе в такую радость. 
Жалко девушке сестер, не утерпела она, хоть и просил ее муж до времени тайну его не раскрывать, сказала свекрови: 
- Снимает он ночью звериную шкуру и таким парнем красивым становится, чтои описать нельзя. 
Освободила старуха старших сестер, те и спасибо младшей говорить не стали, бегом, подальше от этой вежи бросились, только их и видели. Совсем теперь вдова себе места не находит. Очень ей хочется, чтобы сын человеком жил. Стала у невестки спрашивать, куда да куда сын шкуру ночью кладет. И высмотрела, как сын шкуру под порог спрятал. Схватила она шкуру и бросила ее в костер. Сын проснулся: 
- Где-то моя шкура горит! 
Выбежал из амбара и говорит жене и матери: 
Терпенья у вас не хватило. Совсем недолго мне шкуру носить оставалось. Таково сейдово повеление было - за то, что женщина обет предков нарушила, к нему ходила. А теперь я уйти должен. И найдешь ты меня, жена, после того, как три пары каньг износишь и три пуговицы оловянные растают. 
Сказал так и исчез. 
Сшила вдова невестке три пары каньг, достала из короба три оловянные пуговицы. Надела невестка каньги, взяла пуговицы в рот, пошла по свету мужа разыскивать. Идет, с вараки на вараку переходит, глубокие озера да реки переплывает. Уж одна пара каньг износилась - не видно нигде ее мужа. Села она на поваленное дерево, стала каньги переобувать, смотрит - стоит перед ней чахкли. Ноги у нее в кровь истерты. Пожалел чахкли ее, спрашивает, куда идет. Рассказала ему женщина про свою беду. 
- Слышал я, слышал про твои дела, - говорит чахкли. 
Дал он ей красивый костяной гребень и сказал: 
- Твой муж забыл тебя, другая жена у него теперь. Дорогу к нему мой средний брат покажет. Иди прямо на восток, там его встретишь. 
Поблагодарила она чахкли и пошла на восток. Долго шла, зима настала. Вторая пара каньг износилась, вторая пуговица во рту растаяла. Села на пенек каньги переобуть, смотрит: стоит перед ней чахкли. 
- Давно тебя поджидаю, - говорит он ей. - Вот тебе серебрянный гребень. Теперь тебе к моему младшему брату идти надо. Он на юге живет. Он к мужу и приведет. 
Поблагодарила его женщина. Спрятала в маленький вукс, мешочек, бисером расшитый, серебрянный гребень и пошла на юг. 
Третью пару каньг износила, третья оловянная пуговица у нее во рту растаяла. Встретила она младшего чахкли. А на дворе уже лето. Вот сколько времени шла бедная жена. Говорит ей чахкли: 
- Там, за варакой, на берегу Белого моря стоит большая тупа. В ней и живет твой муж с новой женой. Иди к ним и в работницы просись. 
Подарил ей чахкли золотой гребень и сказал: 
- Пригодится он тебе. 
Пришла бедняжка к берегу моря. Видит, тупа стоит. Попросилась в работницы. День работает, второй. Как вся работа кончилась, стал ее муж с новой женой в мяч играть. Катится мяч прямо в руки к работнице. Подошел к ней муж, просит мяч отдать. Видит девушка: не узнает ее. Отдала мячик, достала костяной гребень и стала волосы расчесывать. Смотрит новая жена, а гребень красивый, резной весь. Так ей гребень захотелось. Стала просить работницу: продай да продай. 
- Дай, - говорит работница, - мне с твоим мужем в амбаре ночь просидеть, тогда отдам. 
"Напою мужа сонным зельем, - думает новая жена, - пусть тогда и сидит с ним ночь". 
Взяла жена гребень. Напоила мужа сонным зельем, пошел он в амбар да уснул тут же. Всю ночь проплакала брошенная жена у постели любимого, да так и не проснулся он. 
На следующий день опять вечером муж с новой женой в мяч играть стали. Села работница на порог, достала серебрянный гребень, расчесывает волосы. А новой жене так этот гребень хочется, что сил нет. Стала просить: продай да продай серебряный гребень. 
- Пусти с твоим мужем ночь в амбаре посидеть, тогда и гребень твой, - сказала женщина. 
Обрадовалась новая жена. Напоила мужа сонным зельем и отпустила в амбар. Долго плакала брошенная жена около спящего, все ему про судьбу свою рассказывала. Да только не добудилась его. 
Проснулся утром муж, смотрит: рубаха вся от слез мокрая. "Странно, - думает, - охотник я, чутко сплю, все шорохи слышу, а надо мной в амбаре кто-то всю ночь проплакал, а я не проснулся?!" 
На третий вечер опять муж с новой женой в мяч играть стали. Достала работница золотой гребень. Новая жена, как его увидела, сама предложила: 
- Иди ночуй с моим мужем, только в последний раз, а гребень этот отдай. 
А сама сонное зелье готовить побежала. Да только муж проследил, что за зелье она приготовила, и вылил его потихоньку. Пришла брошенная жена ночью в амбар. Стала любимого будить, про судьбу ему рассказывать. Слушал ее муж, кое-что вспоминать начал. Женщина плачет, слезы жгут его тело. И с каждой слезой память к нему все больше возвращается. Еще солнце над морем не встало, а уж вспомнил человек-собака и мать, и жену первую, и вежу родную. Домой его потянуло. Первая жена столько из-за него вынесла, любит крепко. Обнял он ее, и пошли они в родные места. На пороге вежи мать их встретила, и стали они жить лучше прежнего. 
А новая жена с досады, что мужа на гребни променяла, выбросила их в Белое море. 
И расползлись те гребни в разные стороны ежами морскими. 

Е. Я. Пация "Семилетний стрелок из лука"

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро