Это было в четырнадцатом году


Это было в четырнадцатом году, в апреле месяце, перед большой войной в Кильдине. А Кильдин расположен по обе стороны улицы. Улица была широкая, около трехсот метров. 
На восточной стороне мы жили, была западная сторона, другая была восточная сторона, и та часть села была больше нашей части села. Та часть была на площади под горой, а наша часть - ровная, как луг. Однажды день сколнялся к вечеру, облака стали собираться, стало чернеть. Народ стал думать: дождь будет или мокрый снег готовит на ночь. Дело дошло до ночи. Западный народ лег спать.


 Брат Иван в стадо уехал. Приехал, стадо собрал. Видит: тоже под вечер стало темнеть. Стало темно-темно. Вырос огненный столб на краю стада. Олени лежат. Он пошел ездовых оленей развязал и в чум залез, огня не смеет разжечь. А вокруг огненного столба затянуло, как огненные обручи во все стороны. Стало светло-светло, как днем. Пришло время, и этот столб взорвался, огонь во все стороны пошел. А не маленький был этот столб: от земли до неба. И тут гром загремел, загремел беспрерывно, как будто землю стало разрывать. После грома дождь полил, сутки лил. Также было и в селе. Восточная часть слышала, и другие семьи видели эти огненные столбы. 
В этот раз сколько-то семей собирались на берег залива, на летние рыболовные места. Они так и поехали. Приехали только на ту сторону Узкого озера. Там тоже такой же столб впереди вырос, не смогли ехать дальше. Сняли с саней одежду и залезли под постели. Сидели, сидели, столб взорвался, во все стороны огненные обручи пошли. И в селе так же столб взорвался, и грром загремел, беспрерывно гремел. Только начнет затихать - и опять громче прежнего загремит. Молния сверкает, сверкает не по-обыкновенному. От обручей огонь, будто головешки летят. Этот гром от всех громов отличался. Молния сверкала беспрерывно, и гром гремел не переставая. Все дома расшатались. Старые люди всю ночь крестились и плакали. Под конец полил дождь. Всю ночь лил. К утру, к просыпанию, все уже запестрело: земля и горы. Снег так растаял местами, что земля запестрела. Все запестрело после этого дня. Три дня дождило. Не так уж лило, но лило. В этом году сразу же озера и реки растаяли. Семьи обратно вернулись, не осмелились вперед ехать, да и 
нельзя было ехать. 
Попа в тот год увезли в Колу на лодке, учитель тоже ушел в Колу. Они на зиму приезжали, а на лето уезжали. В летнее время никто не жил в селе. После народ уехал весь на летние места. 

Антонова Мария Артемьевна, 1900 г. р. 
Записала А. А. Антонова, 1954 г.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро