Заклятая гора

У саамов, как только варака покрасивее или островок какой, обязательно про те места сказка сложена. 
Так и про заклятую гору. 
Стоит она в Ловозерских тундрах (в наших местах все горы тундрами зовут). И как будто гору эту ножом кто на две половины разрезал. Как каравай хлеба. Про нее даже две легенды сложили. 
В одной вот что сказывают. 


Давно это было. Ходила на Кольскую землю чудь. Никакого покоя от нее! А в тот год особенно чудь лютовала. В полон людей не брали: придут, все добро отберут, а людей - и малого и старого - всех поубивают. Ближние погосты чудь уже разорила, за те, что в лесах и в горах стояли, принялась. Собрались саамы, а победить чудь не могут. Чудь в латы закована, и ружья у них самострельные. А у саамов-то лук да стрелы. 
Не выдержали саамы и побежали от чуди. Саамы в леса - и чудь в леса, саамы в горы - и чудь в горы. Нет от нее спасенья. Стал народ своих нойдов-колдунов просить, чтобы сделали что-нибудь, иначе враг всех перебьет. Собрались нойды на совет, выбрали самого сильного и говорят: 
- Ты колдуй, а мы тебе помогать будем. 
Подошли нойды к большому сейду - камню, в котором дух жил, он саамам всегда в охоте да в рыбной ловле помогал. Много таких сейдов по всей Лапландии стоит и у каждого чуэрвькарт - рога, которые сейдам саамы в жертву приносили, духов замаливали. У некоторых сейдов этих рогов целые горы лежат. 
Выбрали нойды самого быстрого оленьего вожака - гирваса, убили его, рога сейду положили, весь камень оленьим жиром намазали, чтобы просьбу выполнил. И колдовать начали. Один нойд жертвенные рога пошевелил - и снежную бурю вызвал. 
Остановилась чудь, ждет, когда буря утихнет. Стала лагерем. А саамы к горе подошли - и бежать им дальше некуда. С одной стороны чудь лагерем стоит, с другой - гора неприступная. Подошел к чуэрвькарту старик нойд. Стал рога жертвенные шевелить, заклинания говорить. Вдруг земля дрогнула - и неприступная гора на две половины разломилась. А в ней пусто. Как будто вежа большая стала. Вошли туда саамы, гора сама собой закрылась. 
Один человек только снаружи остался. Это был переодетый чудин. Он к саамам пробрался, чтобы разведать, что и как. И все слышал, о чем нойд говорил. Побежал он к главному чудину, рассказал, что видел и слышал. Радуются чудины: "Теперь мы саамов всех разом в этой горе и поймаем". 
Переждали чудины бурю, подошли к сейду, рога пошевелили, заклинание произнесли. Дрогнула земля, гора на две половины раскрылась. Вошла в нее чудь - и гора тут же закрылась. Да только саамов там уже не было. Старик нойд другое заклинание внутри горы сказал, и все саамы с обратной стороны горы вышли. А этого заклинания чудины не слышали. Так они в той горе все и остались. 
Правда, была у чудинов в плену одна девушка-саамка. Чудины ее с собой в гору взяли. Стал ее отец просить главного нойда еще раз гору раскрыть, чтобы дочку спасти. Долго нойд не соглашался. Но потом уступил. Пошевелил жертвенные рога, произнес заклинание - гора раскрылась, да так стоять и осталась. Много там чуди погибло. И саамская девушка тоже. Всех гора погубила. Похоронили саамы девушку у той горы, разошлись по родным погостам новую жизнь, без чудинов, начинать. А через ущелье это большая река потекла. 

А вторая легенда совсем по другому сложена. 
Давно это было. Стоял в тех местах большой погост. Жила в нем девушка - такая красивая, что со всех концов к ней свататься саамы приезжали. А она всем отказывала. Любила она бедного юношу из их же погоста. Да только ее родители и слышать о бедном муже для дочери не хотели. 
Как-то раз приехал приехал к ним в погост богатый норвежский купец. Увидел он девушку, и сразу она ему в сердце запала. Стал к старикам сватов с богатыми подарками засылать. 
Старики радуются, какой у дочери жених. Новые платья меряют. Заморский ром пьют. 
- Пойдешь за купца,- говорит отец,- и все тут. 
Плачет девушка, а старики купца уговаривают: 
- Девичьи слезы - вода одна. Привыкнет к тебе и плакать перестанет. 
Очень жалко им богатые подарки отдавать. Уговаривают они купца скорее девушку в Норвегию увезти. Собрался он в дорогу. Одарил стариков так, что до конца дней им добра теперь хватит. И поехал с молодой женой через реку в норвежскую сторону.А девушка просит его: 
- Дай мне хоть с этого берега на родную землю посмотреть, с погостом проститься. 
Вышла она на берег реки. Видит: на другой стороне стоит ее любимый, прощается. Слезы горькие из глаз его льются. Протянули они друг к другу руки, а река между ними широкая. 
Девушка плачет: не жить ей на чужой стороне без любимого, все одно с тоски умрет. 
И говорит она: 
- Раз не суждено мне счастьяив родном погосте, пусть хоть камнем, но на земле своей останусь. 
Только эти слова произнесла, как и она, и ее любимый в камни превратились. Да не просто в камни, а в две кегоры - скалы по разным берегам реки. И так эти кегоры друг на друга похожи, будто кто гору надвое разрезал да реку между ними пустил. И такие эти скалы большие, как любовь бедного юноши и красивой девушки. 

"Семилетний стрелок из лука" 
Составитель Е. Я. Пация

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро