Война зверей


Койбина Ирина Фоминична, Каменский погост, 1929 г. 

Маленькая птичка свила себе гнездо. Снесла яичко и села высиживать птенцов. Мало времени прошло, вылупились птенчики. Мать принялась их кормить и выращивать. 
А внизу была мышь. Она часто поднималась в гнездо к своей соседке – маленькой птичке. Она приходила к ней в гости. 
Однажды пришла мышь, по гнездышку похаживала, перышки и пушинки, веточки и соломинки поправляла и приглаживала получше, а потом попросила птичку принять ее в дом. 


- Внизу очень сыро,- сказала она и почесала носик. 
Птичка ей отвечает: 
- У меня детей полный дом! Как мы будем жить в тесноте? 
- А мы гнездышко поширим, пожмемся и как-нибудь уместимся. 
Пустила птичка эту мышь в дом. 
Ну, и пришла мышь жить. Кое-как утеснились в одном гнезде. Птенчики греют мышь, мышь греет птенчиков, птичка сидит наверху – греет всех. Хорошо мышке в гнездышке птички. 
Родились и у мыши детеныши. Ну, и стали жить-поживать, детей выхаживать. 
Маленькая птичка то и знает за реку летает и пищу детям носит. И своих детей кормит, и себя не забывает, и мышат угощает. А мышь один раз за реку сходила – горошину принесла, в воде ее размочила и погрызла. Другой раз сходила – другую горошину принесла, размочила, погрызла и устала, тем и жива была. Птичку мокрым горохом угощает: 
- На, птичка, Йиммель Чудзай, поклюй горошку, мокрый,- говорит,- он очень вкусный. 
Так они и жили не тужили; птичка летает – всем корму достает, мышь запасную горошинку грызет, зуб себе точит. Жить было очень хорошо и мышке, и мышатам, и птенчикам, и птичке тоже. 
Пришла осень, погода испортилась. Мышь ходить за реку не может, боится лапки намочить, боится утонуть в ручейках, боится быструю речку переплыть. Стала мышь дома посиживать. А птичка летает; летает, корму добывает и носит для всех – и птенчикам своим, и мышатам, и мышке-соседушке, и сама сыта. 
Маленькая птичка всех кормила и весела была. 
Однажды она улетела далеко-далеко, и когда вернулась, глядь – одного дитя нет. 
Она спрашивает у мыши: 
- Куда дите девалось? 
Мышь отвечает: 
- Детки играли, играли и поссорились. Птенчики вытеснили одного. 
А те головки из гнезда выставили и запищали в один голос: 
- Неправда, неправда… Это вон тот самый маленький мышонок, «Одноглазка», выпихнул братика. Мышка сама его съела. 
Закричала тут маленькая птичка, налетела на мышь. Мышь на дыбки. И начали они биться, не на живот, а на смерть. Клочья шерсти мышиной летят, пух кругом вьется; птичка кричит, мышь пищит, а птенцы и того пуще. Мышата стали стеной против птенцов и такой гам и возню подняли, что услыхали утки на болоте – прилетели; услышали гуси-лебеди в небе – сюда же прилетели; а а за ними орлы и соколы, вороны и сороки, щеглы и сойки и всякие птицы малые и большие, небесные и поднебесные. И стали они на сторону маленькой птички и ее птенцов. 
А на сторону мыши и ее мышат сбежались всякие звери – и медведи, и волки, росомахи, и выдры, и змеи, и ящеры, и всякие гады водные и ползучие, наземные и землероющие, морские и береговые, зубастые и беззубые, чудища разные. Все лают, рычат, свистят, шипят… 
Так началась война зверей. 
Все лезут друг на друга, орут, дерутся, смертным боем бьются и стеною друг на друга идут. Только пыль столбом стоит, а пух и перья в воздухе как облака поднимаются; клочья шкур и мехов звериных летают туда и сюда. 
Услышал этот гам и возню человек. Он пришел и разогнал всех вояк по домам. 
С тех пор не стали жить птички с мышами в одном гнезде, а многие звери живут друг на друга сердитые. 
А было время – жили дружно. 
Вот что наделал маленький мышонок-одноглазка.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро