Прядинка

Жил молодой саам. У него были мать и жена. Старуха ненавидела невестку, она решила ее извести. 
Однажды она сказала сыну: 
- Брось эту жену. Оставим ее тут одну в веже, а сами поедем дальше. Снежное время настанет – тут ей и конец придет. 
Послушался матери, отказался муж от своей жены. 


И откочевали мать с сыном на новое место. Женочка осталась одна, только что живая. Ни корки хлеба, ни сухаря, ни кусочка мяса они ей не дали на прожиток последних дней. 
Ни рыбы, ни шкуры, ни постели, где бы ей согреться, поспать, - ничего. Муж хотел было оставить старую сеть, да мать заметила, сеть отняла и в свою кережу бросила. 
Так и уехали. 
Одну в пустыни, в пустой веже оставили. 
«Огонь в очаге не погасили – и на том спасибо», - подумала женка. 
Посидела, поплакала и начала жить: пошла собирать дров в запас. Потом обшарила всю вежу. Ничего не нашла, что бы ей могло пригодится. Только попалась ей ниточка. Одна прядинка – суровая нитка, из которых сети вяжут, - запуталась у ней между пальцами. 
Обрадовалась женка и этой прядинке. Сделала из нее силышко. Сделала, сходила на угор, в суземок, где реденький лесочек раскинулся, весь в ягодах. Тут куропатки от веку кормятся. Вот она это силышко наладила, а сама ушла. 
Вечером, однако, легла спать порозная, не евши легла спать. Наутро попалась в силышко куропатка. 
Из куропаткиных лапок женка достала жилы. Размяла их и сделала еще одно силышко. Вот и стало у нее уже два силка. 
И начала она добывать куропаток, день ото дня все больше и больше. Из лапок добывала жилы и делала силки, а пух запасала впрок. 
Наступили холода. Женка взбивала пух, забиралась в него и спала под ним, как под снегом, - тепло. Потом надрала она сосновых корешков, сплела их с жилами куропаток и сшила себе из пуха одеяло, потом и рову сшила. В ней она спала в тепле, сухая. 
Так и жила. 
Водой ей был снег – она его растаивала. Куропаток она жарила. Огонь у нее горел неугасимо, - днем жгла дрова, какие попадутся, а на ночь запасала сухой можжевельник. Горит он медленно, не скоро потухнет, а огонь-то у него пылкой и веселой, тепло дает надежное. 
Прошло сколько-то времени. Муж этой женщины с матерью ехали мимо, - на новые места рыбачить пробирались. Заехали вежу посмотреть и схоронить невесткины косточки, а женка-то жива! 
Вот так она вернула себе мужа. 
С тех пор этот человек не давал жену в обиду. До конца дней своих они жили хорошо. 

Матрехин Никита Семенович, Йоканьга, 1927 год.

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро