Клад

Вот, в старые годы, давно было, к лопарям шиши ездили, порато грабили, всех зарежут: мужиков, женок и деток; как найдут — все возьмут: постели, меха, жемчуг, деньги — все равно! Обижали, однако! Только рекой они ездили больше: боялись в тундру идти, — забьют там лопаришки. И жили в те года под землей: яму выроют, камнями заложат. Весь погост так. И как прознают, что опять шиши идут, завалят ямы совсем, тяжелое там оставят: может не найдут, другое на «ташках» в варьки у несут с собой, куда дикари только ходят. Нотозерские лопари порато жить боялись: все их резали.

Был колдун тогда у них большой, долго, долго — три жизни жил; он и делал так: принесут все с собой мужики к камню тому на пол-тайболе скажет он слово чудесное и невидно все станет; как придут шиши, — ничего не найдут, однако... А уйдут, колдун придет: скажет слово чудное, и опять видно станет, унесут добро мужики.
Только раз спрятал добро колдун, а сам помер, так и не нашли лопари добра; потом долго искали — слова не знали... Потом долго все хотели клад тот взять; не дается, слова настоящего не знают, раньше колдуны хорошие были, а потом совсем плохие стали: слова не знали.

Пинегин Н.В. Из сказок Лапландского Севера: Листки из записной книжки туриста

Популярные сообщения из этого блога

Семилетний стрелок из лука

Саам - богатырь

Гирвас - озеро